info-faberlic.ru

Порево бродяг

Отца и совершеннолетнюю дочку, их просто вывезли крутые ребята на сороковой километр за город порево бродяг бросили в поле. Михаил порево бродяг первым, ничего не понимая, огляделся по сторонам: Отец взглянул на лежавшую у порево бродяг ног, пьяную, с задравшейся короткой юбочкой, дочку Вику и вмиг загорелся Её круглая, соблазнительная, маленькая попка вся была открыта для его глаз. Тонкая ниточка стрингов, утонувшая в пухленьких половинках, только подчёркивала её оголённость.

Похмельная порево бродяг сперма с шумом, горячо ударила в помутившуюся после недельного беспробудного запоя башку. Осторожно порево бродяг бёдра дочери от ненужного материала, полюбовался на девушку сзади, осторожно перевернул на спину.

На лобке Вики не было ни одного волоска — она их порево бродяг подбривала. Михаил даже как-то застал дочь за этим занятием. Жили они без матери порево бродяг однокомнатной коммуналке и давно перестали друг друга стесняться. Но мысль, трахнуть Вику, пришла к нему впервые. Член уже стоял по стойке смирно и рвался из штанов наружу. Михаил быстро разделся, высвободив своё огромное орудие из семейных, давно не стиранных трусов.

Вика, запив с ним вместе, перестала заниматься стиркой. А запивали они последнее время регулярно, чуть ли не каждый месяц. Михаил не боялся, что дочь проснётся и увидит его в таком виде — без. Она и раньше видела его в неглиже, а однажды даже спала с ним порево бродяг одной постели и рукой довела его до оргазма. Михаил и сейчас вначале хорошенько подрочил свой член, порево бродяг что после пьянки он всегда долго кончал. Иной раз — вообще не мог кончить и безуспешно гонял член в женском влагалище часами.

Но это было давно, когда ещё была жива жена, умершая три года назад от рака. После её смерти Семёновы и запили. Вика неожиданно открыла глаза и уставилась на дрочившего член папашу. Она тоже ничего не понимала: Но вид удовлетворяющего себя в одиночку Михаила её мгновенно возбудил.

Поняв, что отец мастурбирует на неё, полуголую, открытую его глазам, девушка сбросила лёгкую кофточку и маленький, первый номер, бюстгальтер. Не задавая сейчас порево бродяг вопросов, встала на корточки и приблизилась к Михаилу.

Тот всё понял и быстро сунул ствол члена в её маленькую тонкую руку. Вика ухватилась за член и тут же ввела набрякшую, фиолетовую головку себе порево бродяг рот.

Отец застонал от удовольствия и принялся качать член туда сюда, трахая порево бродяг в рот. Но это только лишний раз распаляло его, но не приносило окончательного удовлетворения. Не было трения и эрекция порево бродяг получала выхода.

Девушка тут же исполнила его просьбу, и не прошло и нескольких минут, как Михаил почувствовал неумолимое приближение оргазма. Он стал обсасывать тонкий, горячий и юркий язычок дочери, засовывая свой язык глубоко в её ротик, в который только что погружал свой член. Вика стонала от его действий извивалась всем телом. Судороги то и дело передёргивали его, доставляя Михаилу дополнительное наслаждение.

Он, порево бродяг, брызнул в порево бродяг дочери горячей мощной струёй и, сцепившись с телом родного человечка мёртвой хваткой, катался несколько секунд туда-сюда по жухлой полевой траве. Вскоре они расслабленно расцепили объятия В город попали только порево бродяг обеду следующего дня.

Была Пасха, а у них уже второй день не было во рту ни крошки, и они направились к главному городскому храму. Там Михаил оставил Вику на паперти побираться, а сам стал прохаживаться вдоль ограды.

Неожиданно к нему подошёл крепкий, чисто одетый мужчина с бородой, приказным тоном сказал: Ты разве не знаешь, что это моя территория?

К бородатому приблизилась группа поддержки из трёх широкоплечих мордатых хлопцев. Михаил понял, что спорить бесполезно и благоразумно ретировался. Благо, Вика успела насобирать на бутылку. На выходе из церковной ограды их догнал молодой, неряшливо одетый парень, нечёсаный и небритый, как и сам Михаил, — явно бомж.

Покель не погнали, — честно признался Михаил. Часом не из мусоров? Потом сунул её и Вике. Здесь недалеко, — не принимая его игривого тона, серьёзно сказал Сергей. Вскоре они пришли на кладбище, на котором уже давно никого не хоронили. У меня, честно говоря, в кармане, как у латыша — хуй да душа. А у тебя, Серёга? Что мы жрать себе не найдём, что ли? Я, во всяком случае, всегда найду, не привыкать.

Сколько лет по свету странствую Лаз за собой, как и было до их прихода, завалили густыми ветками, сквозь хаотичное сплетение которых еле пробивались изломанные солнечные лучи. Выпили водку, которую купили по дороге на кладбище, в палатке. Закусили, чем Бог послал. Притомившийся от дневного напряга, от путешествия по ночной степи, от выпитой водки, Михаил тут же завалился спать, как медведь в берлоге. Даже громко, рокочуще захрапел, чем вызвал невольное опасение у Сергея: Темень была кромешная, и Сергей ничего не порево бродяг рассмотреть, но он, как животное, по запаху чувствовал присутствие в помещении девушки-самки инстинктивно потянулся к ней, как только уснул Михаил.

В темноте он нашарил лежавшую на земле девушку, прилёг рядом, прижавшись к её хрупкому, по-детски ещё угловатому, не оформившемуся тельцу.

Принялся ощупывать, лапать, поражаясь в душе её худобе и в то же время возбуждаясь от. Хотя Вике было уже девятнадцать лет и росту она была довольно высокого, — с виду можно было дать не больше порево бродяг Она не сопротивлялась насильнику, а может, он ей успел уже понравиться?

Как бы там ни было, она позволила себя раздеть, под порево бродяг, помогая ему, сама сняла модные трусики, подаренные отцом на день рождения.

Привычно легла на спину, широко разбросав худые ноги. Сергей стал тереть пальцами её крохотное круглое влагалище, пытаясь разбудить клитор. Девушка задрожала мелкой дрожью, приглушённо застонала. По мере того, как он продолжал свои действия, она начала выгибаться дугой, быстро ёрзая ногами по земляному полу пещеры. Доведя её пальцами до экстаза, бомж быстро порево бродяг брюки, обнажив торчащий длинной кривой палкой, разгорячённый член.

Нащупав в темноте её лицо, провёл влажными от её собственного любовного сока пальцами по губам Вики, сунул два пальца ей в рот. Она начала быстро, с упоением сосать его пальцы, обволакивая их во рту горячим своим язычком, орудовавшим как тонкое змеиное жало.

Сергей аж привскрикнул от удовольствия и только сейчас с натугой, на всю глубину вставшего члена, вошёл в неё, — как будто вонзил в девушку острый кавказский кинжал, пронзая чуть ли не насквозь, до позвоночника. Вика вскрикнула и забилась под ним, как захлопнутый капканом зверёк. Закричала, лихорадочно обсасывая, слюнявя его пальцы, как будто это были не пальцы, а половой член. Молодой бомж принялся качать в её тугой маленькой вагине своё огромное, вставшее на дыбы, орудие. Рыча от наслаждения, остро бьющего по незримым нервным каналам из области паха порево бродяг голову.

Сладкая истома вдруг обволокла всё его тело и он, не реагируя больше ни на что в мире, порево бродяг куда-то в иной, потусторонний мир. Сергею показалось, что он умирает или заново рождается Первобытный, нечленораздельный крик рвался из его горла наружу, и Вика, порево бродяг извиваясь и крича не своим голосом, жадными бессовестными поцелуями зажимала ему рот, чтобы, не дай Бог, не услышал отец, ставший ей со вчерашнего дня ещё и мужем. Но Михаил, ничего не порево бродяг, продолжал богатырски храпеть в нескольких шагах от совокупляющейся парочки.

Вика отдавалась бомжу Сергею, а сама представляла, что отец всё это видит и дрочит на неё. От этой картинки хлебнувшей водки девушке сделалось ещё приятнее. Порево бродяг вот она уже представила, что сзади бомжа Сергея пристроился и её отец, Михаил.

Он трахает её партнёра в задницу, как девчонку. А тот страстно извивается, порево бродяг подмахивает отцу белой прыщеватой жопой и стонет, порево бродяг баба. А потом папка надевает её стринги, и бомж Серёга ебёт в попу его. Вика придумывала комбинацию за комбинаций, кончая от своих фантазий раз за разом, порево бродяг бомж Серёга не выдохся и не заснул прямо на. Девушка брезгливо оттолкнула его тяжёлое, навалившееся на неё тело и подползла, как была, обнажённая, с мокрой от Серёгиной спермы, разгорячённой пиздой, к спящему отцу.

Расстегнула ширинку на его брюках и ткнулась лицом в пах